PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Донецкий пенсионер прожил с хирургическим инструментом в животе 5 лет | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Донецкий пенсионер прожил с хирургическим инструментом в животе 5 лет

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Пять лет с хирургическим зажимом в животе прожил донецкий пенсионер. Инструмент там оставил хирург, когда удалял мужчине аппендикс. Только в прошлом году инородный предмет обнаружили и удалили, вместе с частью кишечника.
Дочка 82-летнего дедушки Олексы показывает снимок, где в брюшной полости ее отца находился медицинский инструмент. С ним мужчина прожил 5 лет. Это была не сложная операция – аппендицит — после которой мужчине легче не стало.
«То сюда выпрет, то сюда, то так поставить значить, я иду ж к ним, говорю что такое, она мне говорят — это послеоперационная грыжа, вы меня извините, конечно, но грыжа она в одном месте, а у меня как айсберг в океане ходит то туда, то вверх, то налево, то направо», — говорит пострадавший Алексей Савостьянов.
У мужчины постоянно болело в животе, пропал аппетит, стали отекать ноги. Пять лет он как на работу ходил в больницу, чтобы найти причину плохого самочувствия.
«То до одного врача, то до другого, до третьего, и какой же это врач, который не может мне не написать шото пить», — рассказывает пострадавший Алексей Савостьянов.
Дедушке становилось все хуже, лекарства не помогали, а многочисленные УЗИ не обнаруживали поражений. Когда опять попал в хирургию, сделали рентген, однако снимок наотрез отказались показать. Впоследствии его изъяли правоохранители и отдали старенькому.
«Я ходила к рентгенологу, он сказал, что рентген делается для врача, а не для вас, все, что надо, я в описании врачу предоставил», — сказала дочка Елена Савостьянова.
Родне дедушки уже готовились к самому страшному диагнозу. Решили обратиться к тому же врача, что 5 лет назад оперировал отца и сможет лучше разобраться в его недомогании.
«Врач говорил, не исключено, что это опухоль, что надо оперировать, но он категорически не советовал обращаться в онкологию, вообще ни к какому врачу, ни в какую больницу», — говорит дочка Елена Савостьянова.
Ослушавшись советов, в соседнем Краматорске пенсионеру сделали томографию, то, что увидели на снимке, ошарашило весь персонал больницы. У мужчины в животе… находился 16-сантиметровый медицинский зажим.
«У всех глаза отакие, дедушка ну как вы жили? Та отак и жил как подопытный кролик», — говорит пострадавший Алексей Савостьянов.
В настоящее время правоохранители возбудили уголовное дело по статье «неподобающее выполнение профессиональных обязанностей».

«Державне обвинувачення буде наполягати на позбавленні лікаря займатися певною діяльністю та здійснювати професійні обов’язки до 5 років «, — повидомив Роман Перерва, заместитель Добропольского межрайонного прокурора.
Врач, который оперировал дедушку, общаться с «Вікнами» не захотел.  
Свою вину человек не признает, и извиняться перед бывшим пациентом не собирается. Наоборот — обвиняет семью.

«Мы перед ним виноваты, он мне сказал, что вы добиваетесь? Из-за вас у меня неприятности, на моей карьере вот такенный вот крест», — говорит дочка Елена Савостьянова.
Уже больше полгода длится судебная волокита. За это время подсудимого хирурга повысили до главного врача города. Кроме работы в государственной больнице, он имеет частное медицинское учреждение. 
Пострадавший от врачебной халатности дедушка его заключения не требует, говорит, достаточно будет просто извинений и возвращения денег, которые потратил на операцию.