PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
Под Киевом нашли 3 контейнера с опасным металлом | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Под Киевом нашли 3 контейнера с опасным металлом

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Под Киевом сегодня искали радиоактивный цезий. Кто-то оставил 3 контейнера с опасным металлом. Такое сейчас находят все чаще: на старых заводах, свалках, а иногда и в центре города.
Бригада радиационной защиты заходит на объект. Максимальные меры безопасности. В покинутом здании кто-то забыл контейнер с цезием. На ношах — контейнер. 75 килограммов свинца. А утварь — таблетка цезия, 80 граммов, которая может убить все вокруг в радиусе километра. Это учеба радиологической службы. А это — реальная работа. Луганская область. Поблизости покинутая шахта. Очевидно, там кто-то из искателей металла нашел старый контейнер. Прочитал надпись на нем и выбросил.
Контейнер, к счастью, был невредимым. Его отвезли на специальный могильщик. Гости сегодняшних тренировок из разных областей смотрят и вспоминают случаи из своей практики. Львовянин Александр рассказывает, как дети украли у немецких инженеров прибор с цезием. И достали батарейку.
«Десь півгодини було у них в кишені було джерело. Як наслідок діти отримали дуже сильне променеві опікі. Їм були відрізані кінцівки. А за кілька тижнів ті діти повмирали», — рассказал Александр Степанчук, специалист по радиологической защите.
Представитель Донецка Сергей вспомнил, как около поликлиники в центре города нашли цезий. Совсем без защиты. Радиация превышала норму в 8 тысяч раз.   

Сколько пролежал цезий, кто от этого пострадал — все эте вопросы остались без ответа. Даже не выяснили, откуда он взялся посреди города. Мэр Северскодонецка предложил космическую версию — упал с неба. Впрочем, все намного проще. В Украине, особенно на востоке — множество покинутых заводов и шахт.
«Шестидесятые годы — это всплеск использования мирного атома в медицине, в промышленности. Советский союз оставил очень много источников. К сожалению, не все предприятия получили достойных хозяев», — сказал Аркадий Усков, директор Киевского спецкомбината.
В Костянтиновке среди пятидесяти заводов до сих пор работают четыре. Работы нет. Поэтому местные живут из свалки промышленных отходов. По большей части люди ищут куски ферромарганца. Впрочем, случается, находят контейнеры с цезием. Свинец выплавляют — 100 килограммов металла. В пункте приема дают полсотни гривен. А цезий бросают на свалку. Эколог ходит с дозиметром — у обычных искателей отходов тот не всегда есть.
Эколог говорит — есть органы наиболее чувственные к радиации. Прежде всего, щитообразная железа и мозг. Именно с этим у местных наибольшие проблемы.   
Спасители едва отыскали последний контейнер. Учеба закончена. Находки везут на могильщик. Там уже 2 тысячи тонн радиоактивных остатков. То, что удалось собрать в Киеве после эпохи мирного атома.