PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Беркут разбил голову врачу, который пришел на Майдан лечить

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Он пришел на Майдан лечить, и сам получил по голове. «Вікна» нашли жертву страшного разгона, когда беркут бил всех, кто попадал под палки. Как следствие — десяток госпитализированных, и три сотни людей, которым медики на месте перебинтовывали головы. Среди побитых — главный детский иммунолог столицы.
В ту ночь Федор, главный детский иммунолог столицы, заехал по дороге домой на майдан, чтобы спросить у друзей, которые там дежурили, не нужна ли кому-то его помощь. Но уже через несколько минут его самого вели в скорую.

«Ми просто лежали і нас гамсели палицями, і я, коли відчув, що у мене клацнули зуби, відчув смак крові, спочатку думав, що язик прикусив, а потім торкнувся голови і зрозумів — кров тече звідти, при цьому мене далі били, кричали — сука лежи, не рухайся, я тебе зараз приб’ю, сука», — рассказывает Федор Лапий, главный детский врач-иммунолог г. Киева. 
Федор говорит, до последнего надеялись, что спецназовцы остановятся и позволят всем просто уйти. Но уже в скорой врач понял, что ему еще повезло.
«Люди стукали, заглядали просили – будь-ласка підійдіть там у когось зламана нога, десь лежить людина з травмою черепа просто на асфальті», — говорит Федор Лапий, главный детский врач-иммунолог г. Киева. 
У него рана головы и четыре шва. Когда приехал домой — жена была шокирована. Позже из новостей Федор услышал, как правоохранители рассказали свою версию событий, мол, беркуты так действовали в ответ на агрессию митингующих. Такие объяснения только прибавили возмущение в обществе, убежден мужчина. Но к забастовке Федор не присоединился, говорит, в разгар вирусных заболеваний пользы от него больше на рабочем месте.
Обсуждать публично то, что случилось с их коллегой, врачи побаиваются. Но вне камеры поддерживают.