PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
37-летнего сына закрыла в четырех стенах собственная мать | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

37-летнего сына закрыла в четырех стенах собственная мать

Вікна-Новини
Вікна 22:00

Весь его мир — это грязная комната. Единственное общение — мать. И так почти всю жизнь — 37 лет. Черкасская пенсионерка тщательным образом прячет сына от людей. Да, он действительно больной, но не настолько, чтобы быть выброшенным из жизни.   
О нем так никто бы и не узнал, если бы не соседи. Давно уже слышали ссоры, крики и стон. Перешептывались. Но до этого времени не вмешивались. Теперь забили тревогу, потому что почувствовали опасность.
«В таких антисанитарных нормах, там може буть туберкульоз бути і всьо шо угодно, он кашляет постоянно», — говорит соседка Валентина Кулинич.
Соседи рассказывают: мужчину зовут Роман. Из дома практически не выходит. Разве что летом иногда купается на улице под колонкой. Не умеет ни читать, ни писать, потому что в школе проучился всего две недели. Он болен, но никто его никогда не лечил.
«Він худий, його 20 кілограм вєсу, він лежить без одежі, значить плохо кормиться, плохо, в неї мінімальна пенсія, в нього немає ніякої пенсії», — рассказывает соседка Анна Ворхлик.
Выяснить, что происходит в семье, уже несколько месяцев подряд пытаются правоохранители. Проверяют, почему нигде не учился, почему не стоит в учете соцслужб и не получает лечения.
«Ми, проводячи перевірку, направили запити, нам 4 медзаклади відповіли, що він ніколи не знаходився на лікуванні і не звертався», — сообщил Игорь Лупина, старший участковый инспектор приднепровского райотдела г. Черкассы.
В сопровождении милиции и муниципальной инспекции, наконец, удается попасть в дом. Крошечная холодная комната с буржуйкой, грязная одежда и неусыпный контроль матери. Женщина до последнего прячет сына от людей.

«Ну як ви маєте право з ним говорить? Ромочка не надо! Ну хай розкаже, ну чого ви», — говорит мать.
Роман оказывается доброжелательным и неагрессивным. Утверждает, с мамой ему хорошо. И пусть их оставят в покое. Впрочем, инспекторы другого мнения.

«Людина має жити в належних умовах, і ми як влада зробимо все, щоб направити його у відповідний заклад, де він буде отримувати медичну і соціальну допомогу і може якесь навчання, якщо буде можливість», — сказал Александр Давиденко, начальник управления инспекции Черкасского городского совета.
Документы, чтобы принудительно забрать Романа в спецзаведение, планируют подготовить уже через неделю.