PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Успешный 35-летний украинец сбросил с небоскреба сына и прыгнул следом | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Успешный 35-летний украинец сбросил с небоскреба сына и прыгнул следом

Вікна-Новини
Вікна 22:00
 
Дмитрий Канариков. С этой непростой для иностранцев фамилии уже второй день начинают выпуски новостей нью-йоркские телеведущие. История украинского эмигранта ошеломила всю Америку. Все пытаются понять, как так случилось, что молодой обеспеченный мужчина выбросил сына из очень высокого небоскреба, а затем прыгнул вслед. И сегодня появились уникальные кадры домашних съемок, и новая версия американской трагедии с украинским акцентом.
Просто средь бела дня на виду у кучи свидетелей папа сбросил сына, а затем и сам прыгнул с 52-го этажа на Манхеттене. С этого сообщения начинаются все новости в Нью-Йорке.
35-летний харьковчанин с женой Светланой проживали в штатах давно. В 2009-м женились, там у них родился сын Кирилл. Дмитрий Канариков — системный аналитик в престижной компании. Светлана — математик и первый скрипач местного оркестра. На фотографиях они кажутся счастливыми супругами. Однако в сентябре появились проблемы. Они развелись.
Брат жены не хочет говорить на камеру. Но журналистам и полиции удалось узнать детали. Выяснилось, что одной из причин семейного раскола могло стать банальное разделение имущества. До этого Светлана через суд добилась запрета входить Дмитрию в дом ее родителей. Они боялись, что Дмитрий похитит сына.
Но на людях Дмитрий пытался хранить образ образцового отца и мужа. Вот последняя запись в Фейсбуке: «Больше всего я хочу быть наилучшим папой и мужчиной — ничего более важного в настоящий момент не существует».
Журналисты нашли дом в Бруклине, где жил после развода Дмитрий. В настоящий момент там пусто. А Светлана с Кириллом и ее родителями жили в Нью-Джерси тоже в доме. Сосед вспоминает — производили впечатление приличной семьи.
Что же они делали посреди Манхеттена? В действительности Дмитрию судом назначили место встречи с сыном на нейтральной территории.
«Причина, почему выбрали это место — потому что это было равноценное расстояние от их отдельных помещений. Он жил в Бруклине, она в Нью-Джерси», — объяснил спикер полиции Нью-Йорка Рей Кэли.
В день трагедии, он в первый раз за два месяца разлуки увидел сына. Он забрал его и пошел гулять. Приехал с ним к небоскребу неподалеку. Они поднялись на крышу. И там Дмитрий сначала сбросил 3-летнего сына, а дальше прыгнул за ним. Отец умер на месте. Мальчик на время приезда скорой еще жил.
Свидетели в шоке, говорят, маленький Кирилл был одет в пижаму с рождественской символикой.
В настоящий момент Светлана находится в доме родителей с друзьями. Не выходит и ни с кем не общается. На крыльце еще до сих пор игрушки малого.