PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Сгорел главный офис коммунистической партии |Відео новини України

Сгорел главный офис коммунистической партии

Вікна-Новини

Во дворике здания КПУ до сих пор ощущается запах гари. Больше всего пострадала главное здание – там сгорело четыре этажа. Милиционеры, которые проводят следственные действия, не на камеру признаются – так может воспламениться пожар только при помощи бензина.

«Понятно, что не могло так загореться от обычной пожара. Это – поджог», — говорит Николай Кухарчук , заместитель председателя ЦК КПУ.

Но оказывается, коммунистам уже пахло жареным. Соседка Наталья со своего балкона уже видела пламя на коммунистических крышах:

«Коммунисты уже горели. Было уже темно, но я видела, что из-под крыши был дым»

Теперь в здании разрушена мебель, исчезла аппаратура, на улице – коммунистическая литература, рамки от портретов. Уцелел – только Симоненко. И будто сойдя с полотна – во дворе появляется живой лидер КПУ. Он не был здесь с февраля – когда активисты площади зашли в коммунистические хоромы. Поэтому без следственных Петр Симоненко обвиняет именно их в поджоге:

«К этому причастны «Правый сектор» и «Свобода». Об этом можно очень быстро узнать, потому что они здесь с автоматами были и не прятали лица».

О том, что «Свобода» была – подтверждают в государственной службе по чрезвычайным ситуациям. Но уточняют – свободовцы сами изучали причины пожара.

«По предварительным данным причина пожара – это поджог. – говорит руководитель пресс-службы ГУ ДСНС в Киеве Светлана Водолага – Пожар сразу набрали больших масштабов. То есть это свидетельствует о том, что так огонь вспыхивает, когда ему что-то способствует, а именно горючие жидкости. Кроме того было одновременно три очага пожара. Наряду с нашими работниками были люди, которые представлялись свободовцами и не оказывали препятствования нашей работе, однако они находились все время с нашими работниками».

Между тем в МВД уже даже возбудили уголовное дело.

«На месте работают криминалисты, чтобы выяснить – поджог это или нет. – рассказал заместитель министра внутренних дел Сергей Яровой – В этом отношении у министерства жесткая позиция – разобраться».

Ведь загорелось сразу после того, как здание покинули люстрационный комитет и канцелярская сотня – общественные инициативы со времен Майдана. Вчера днем ​​их окружила милиция и зачитала решение суда – офис коммунистов надо освободить.

 

Пока одни паковали вещи, кто-то жег портреты Ленина и советские флаги. Первой пошла канцелярская сотня – женщины изучали документы, которые спешно бросили бывшие чиновники. В основном, это бумаги, которые пытались уничтожить в усадьбах Януковича и Пшонки. Денис Бигус – руководитель сотни – только разводит руками. Они ушли до шести часов, кто палил – не знает:

«Вариант того, что это провокация с одной стороны, равноценно тому что это провокация с другой стороны. Я знаю одно – я ушел оттуда в шестом часу».

Другая сторона – это так называемый люстрационный комитет. Он сформировался после Майдана и искал чиновников для люстрации. Дмитрий Резниченко был одним из тех, кто находился в захваченной здания КПУ. Коммунистов не любит, но палить – не палил.

«Кто тогда поджог? Видимо, милиция. Ну, а кто тогда палил после того, как мы освободили, а милиция заняла? Если не мы, то милиция. А у вас было такое желание? Поскольку мы слушаемся закона, то, конечно же, мы такого делать не будем. Может, произошло короткое замыкание. Всякое бывает», — говорит представитель люстрационного комитета «Никогда снова» Дмитрий Резниченко.