PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Апелляция по делу Павличенко назначена на 14 декабря

Вікна-Новини

Video: Апелляция по делу Павличенко назначена на 14 декабря

Вікна 18:00


Международная огласка. Футбольные
ультрас организовали масштабные акции в поддержку отца и сына
Павличенко, осужденных в Украине за убийство судьи. Сын Дмитрий – был
членом одного из футбольных фан-клубов. В тюрьме его склоняют к суициду
– уверены друзья арестанта.

Этому резонансному делу уже почти
два года. Впрочем, о нем снова заговорили.

Сейчас без лозунга «Свободу
чесным! Свободу Павлюченко!» не проходит ни одна игра киевского
«Динамо». Судьбой семьи Павличенко занимаются фанаты почти всех
украинских команд. А недавно отца и сына, которых осудили за убийство
судьи, поддерживают на стадионах Европы и России.

Андрей
Кореневський, фанат ФК
«Динамо Киев»:

В семье одного из нас беда. Мы пришли высказать
свою позицию. Наши требования
это
справедливое адекватное расследование этого дела
.

Судья Шевченковского райсуда Сергей Зубков выселил семью Павличенко из
их квартиры. Дмитрий Павличенко начал публично воевать против судьи –
собирать пресс-конференции и писать жалобы. Позже служителя Фемиды
нашли мертвым в его подъезде. Дмитрия Павличенко и его сына Сергея
обвинили в убийстве. Мотив – месть. Младшему Павличенко дали 13 лет.
Отца же осудили на пожизненное. Адвокат семьи уверена – дело шито
белыми нитками.

Татьяна Шевченко, адвокат Дмитрия Павличенко:

Там
стільки сумнівів, там стільки недоліків, там стільки неточностей,
стільки упущень, що це вже не просто сумніви, це переходить у
переконаність того, що вони не винуваті. Однак, не дивлячись на це, суд
виносить вирок.

Главный свидетель по делу – лифтер, который видел убийцу в лицо – на
суде не узнал Павличенко и заявил, что следователи на него давили.
«
Вікна»
связались со свидетелем. Теперь он, сомневаясь, все же узнает
осужденного.

Алексей Наумец, свидетель:

Сто процентів я не дам. Процентів 80, що це був він.
Голос – це перше. Статура – це друге. Внєшні черти – це третє. Це вже
було давно. Не очень впевнений.

Зато, в прокуратуре не
сомневаются, что судью убили именно Павличенко. Мол, доказательств
против них – более чем достаточно.

Сергей Драк, прокурор отдела прокуратуры города
Киева:

Встановлено, що на місці вчинення злочину виявлено сліди
крові засуджених Павличенків. Також на речах, вилучених з місця злочину
виявлено сліди крові Павлюченків.

Убитый судья мог иметь много
врагов – говорит активист общественного движения «Сохраним старый Киев»
Игорь Луценко. Ведь своими решениями Зубков неоднократно разрушал планы
влиятельных людей.

Игорь Луценко, общественный активист:

Він виніс як мінімум три рішення, котрі були не вигідні
забудовницьким компаніям. Я би не наважився говорити, що кожне з них є
потенційним приводом для вбивства. Але тим не менше така його поведінка
мала б дати підстави слідчим перевірити оці версії.

Апелляция в этом резонансном деле назначена на 14-е декабря. А тем
временем жизни Дмитрия Павличенко угрожает опасность – утверждает его
друг Владимир, который регулярно общается с осужденным. В СИЗО мужчину
якобы постоянно проверяют на психологические тесты с одним и тем же
заключением – склонность к суициду.

Владимир Широченко, друг Дмитрия Павличенко:

Для следствия, для судебного следствия и для всех лиц, которые
стоят за этим делом, это был бы идеальный вариант. Нету человека – нету
проблемы.