PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Горняк покалечился на шахте, а руководство решило скрыть этот случай

Вікна-Новини

Video: Горняк покалечился на шахте, а руководство решило скрыть этот случай

Вікна 18:00

Концы в землю. На одной из донецких частных шахт покалечился горняк. Но
вместо того, чтобы оказать ему необходимую помощь
шахта решила скрыть этот
случай. А руководство предприятия заявило, что этот человек на руднике
совсем не работал.

Виктор Гриценко работает на
руднике электрослесарем. В тот день пошел на работу в 1 смену. Под
землей в его шахтерском фонаре неожиданно погас свет. Вспоминает,
тащился в темноте, затем потерял сознание от сильного удара. Придя в
себя, дополз до телефона.

Виктор Гриценко, пострадавший:

Дозвонившись, я сказал начальнику
о случившемся и что услышал, лучше бы ты сдох. Я сейчас приїду тебя
доб
ью, сука. И так далее,
а потом спросил, тебе стало легче?

Через некоторое время к Виктору пришли
профсоюзные лидеры и товарищи, однако вместо помощи начали его
запугивать. Затем отобрали личные вещи, телефон и жетон.

Виктор Гриценко, пострадавший:

По пути он отговаривал меня
обращаться в медпункт, говорил, что я потеряю работу, спрашивал сколько
у меня детей. Узнав, что двое, сказал, что остануться голодными на
улице, а ты останешься без работы.

Лишь после того, как шахтерские
руководители поняли, что Виктор не умрет, они решились тайно на частном
автомобиле доставить его в больницу.

Игорь Чертков, врач травматологического отделения больницы г.
Димитрово:

С его слов травма на рабочем месте.
Во время выполнения работы на шахте. Со
времени госпитализации неоднократно осмотрен профильными специалистами.
Все необходимое лечение, в котором он нуждается, корректируется уже с
учетом последних данных.


Когда врачи позвонили на шахту, там производственную травму не
подтвердили. Позвонили жене. Она увидела мужа в больнице с
черепно-мозговой травмой. У него была нарушена речь, возникли сложности
с координацией движения.

Ольга Гриценко, жена пострадавшего:

Они себя вели так, как будто его совсем не существует.
Ничего, тихо так медсестра сказала, шахта отказывается, оплатите
лечение, ну вы представляете как это.

Виктор Трифонов, председатель независимого профсоюза
горняков Украины городов Селидово и Новогродовка:

Шахта отказалась от него как
от рабочего, так и от факта травмы. Здесь я считаю должностное
преступление. Человек был в медпункте, где делалась запись, кто дал
команду медицинскому работнику уничтожить эту запись. Это подземный
медпункт. Почему не было вызвано ВГСЧ.


В шахтоуправлении «Покровское» ход событий не комментируют. Путь к
руководству охраняют спортивной внешности мужчины.

Пострадавший сейчас подал заявление в прокуратуру. Но
горожане говорят, вряд ли шахтер добьется правды.