PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Экс-лидеру Блока Черновецкого дали два года условно за кражу и разбой

Вікна-Новини

Video: Экс-лидеру Блока Черновецкого дали два года условно за кражу и разбой

Вікна 18:00

В деле сторонника бывшего столичного мэра Черновецкого – Дениса
Комарницкого – поставлена
​​точка. Экс-депутату Киевсовета, которому забросали разбой,
нанесение тяжких телесных повреждений и кражу денег с документами,
Шевченковской суд вынес пригов
ор – два года
условно.

Утром Дениса Комарницкого возле
Шевченковского суда уже ждет зеленый автобус. На таких, только
настоящих, в Америке отправляют в тюрьмы преступников.

Активисты считают – место
Комарницкого за решеткой, ведь, по их мнению, управляя фракцией
Черновецкого в Киевсовете, раздавал киевские земли и парки под
застройку и осваивал бюджет.

Он сегодня услышит приговор, но
совершенно по другому обвинению – в краже и даче свободы рукам.
Комарницкий преодолевает ряды протестующих, немного нервничает.
Получает последние наставления от опытного адвоката Андрея Федура – в
свое время он защищал пастора Аделаджу и Лесю Гонгадзе.

Пострадавший, адвокат Иван
Гранцев, утверждает, еще в 2005-м Комарницкий вместе с бывшим зятем
бывшего мэра Киева Черновецкого, Вадимом Супруненко, просто в помещении
столичного БТИ, напали на него, разбили лицо, забрали 20 тысяч
долларов, и решение суда об аресте имущества общества «Книга». Именно
его Супруненко и Комарницкий пытались приватизировать, но из-за этого
решения не могли.

Задержали Комарницкого в апреле
прошлого года, месяц он провел в СИЗО, полтора года – был невыездным.
Супруненко от правосудия скрылся. Его до сих пор ищут. Прокурор требует
наказать Комарницкого 6-ю годами с конфискацией. Судья полчаса
зачитывает обстоятельства дела и, в конце концов, приходит к
выводу.

Елена Мелешак, председатель Шевченковского
суда:

Суд приходить до висновку про доведеність вини
підсудного Комарницького і вчинення інкримінованих злочинів: викрадення
офіційного документа, вчинене в особистих інтересах; вчинення нападу з
метою заволодіння майном потерпілого в особливо великих розмірах,
поєднане з насильством, небезпечним для здоров’я потерпілого, вчинене
за попередньою згодою осіб, тобто розбій.


Услышав такое, Комарницкий
побледнел. И взялся за телефон. Активисты возле суда уже начали
праздновать победу. Непоколебим лишь Андрей Федул. И судья.

Комарницкого
освободить от наказания, если он в течение 2 лет не совершит нового
преступления и выполнит возложенные на него судом
обязанности.

Два года условно и никакой
конфискации. Комарницкого отпускают прямо из зала суда. Но он –
недоволен.

Денис Комарницкий, подсудимый:

Как я могу быть удовлетворен, если я считаю, что я не виноват и остаюсь
на этой позиции.


А вот пострадавший, тот кого били, наоборот – приговором доволен, хотя
20 тысяч долларов, которые украдены, так и не нашли.

Иван
Гранцев, пострадавший:

Решением суда я удовлетворен, я просил в межах
санкции статьи призначить покарання, это от 8 лет, но сегодняшним
решением суда я удовлетворен, подавать апелляцию не
буду.

Комарницкий
проходит мимо автобуса, который для него приготовили активисты. Он ему
не понадобился.