PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Киеве прошло заседание по делу Павличенко

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Павличенко допросили.
Сегодня состоялось еще одно заседание Апелляционного суда. Отец и сын
Павличенко просят пересмотреть их приговор. Их осудили за убийство судьи
Зубкова, который выселил их из родной квартиры. У здания суда собралось
несколько десятков футбольных болельщиков, которые считают их невиновными.

10 утра.
Неподалеку Апелляционного суда Киева собираются молодые люди. Одетые спортивно,
в руках фотографии отца и сына Павличенко. Сегодня — судебное слушание.

Дмитрий Коротеев, митингующий:

кщо б не ми,
не піднялись, про цю справу навіть ніхто не чув. Як і багато справ, які
закрили. А зараз ми просто не мовчимо, і всі бачать це. Ми переможемо, я
впевнений.

Андрей Кореневский, митингующий:

Мы сейчас поддерживаем нашего друга. Люди
приходят как на футбольный матч тоже организовано, так далее. Какие деньги у
нас, взаимоподдержка превыше всего и дружба.


Возле суда собирается
милиция. Главный организатор настраивает людей на длинный митинговый день. Две
сотни митингующих выкрикивают уже знакомые фразы: «Свободу чесним, Свободу Павліченкам!!!»

В зале начинается слушание уже осужденных Павличенко. Камерам позволяют снимать
только с экрана. Допрашивают сначала отца Дмитрия. Ему за убийство судьи
Зубкова дали пожизненное. После, заслушивают сына. У него приговор — 13 лет.
Сергей начинает говорить. Говорит, подписать признание в убийстве его
заставили. Признание писал под диктовку.

Сергей Павличенко, подсудимый:

Мне говорят: все, давай признавайся. Я говорю, я не
понимаю, в чем признаваться? Ну, как в чем, в убийстве! Облили ноги водой,
взяли электрический кабель и сказали: у тебя 5 минут на размышление. Ты должен
написать то, что мы тебе скажем.


Далее — продолжает Сергей — его пугали, что отца убьют. Поэтому он все
подписал. Сейчас на апелляционном рассмотрении дела отказывается от предыдущих
признаний. Суд демонстрирует видео допросов. Заседание затягивается на часы. Больше
всего вопросов — ко времени воспроизведения событий на видео, которое снимали
следователи. Камера должна была не выключаться, однако на суде — видео с
пробелами. Именно во время этих пауз, настаивает Сергей, ему говорили и
показывали, что он должен делать и говорить.

Однако,
что было во время пауз, суд и присутствующие на слушании так и не узнали.
Слушания по делу перенесли на 6 февраля.