PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

37-летняя актриса Джоли удалила свою грудь (обновлено)

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Она так боялась умереть, как мама, что удалила грудь. И
такая мужественная, что сказала об этом на весь мир. 37-летняя голливудская
звезда Анджелина Джоли сама призналась журналистам в угрозе. Врачи оценили, что
для нее существует большая опасность возникновения рака молочных желез. Звезда
3 месяца пробыла в больнице и заменила их на импланты.

3 месяца операций, анализов и опять операций. Некоторые
длились более 8 часов. Врачи диагностировали у Анджелины Джоли наследственную
склонность к смертельному заболеванию. Риск заболеть раком яичников оценили в
50 процентов, раком молочной железы — в 87. Именно от этой болезни в 56 лет
умерла мама Анджелины, не успев увидеть всех своих внуков. Это так огорчило
актрису, что она решила — нечего ожидать, пока случится беда. Нужно ее
предотвратить. И здоровую грудь заменила на импланты.

Анджелина Джоли:

У некоторых из моих
детей не было шанса познакомиться со своей бабушкой, узнать, какой она была
нежной и милосердной. Я пыталась объяснить им о болезни, которая забрала ее от
нас. Дети спрашивали, может ли такое случиться со мной. Но я всегда отвечала,
что им не стоит волноваться. Впрочем, правдой является то, что я имею тот плохой
ген, который увеличивает риск развития рака груди и яичников.

О таком предупреждении болезни, как у голливудской звезды,
киевлянка Нина Аксенина и не знала. 5 лет назад ее поставили перед фактом —
нужна операция. Иначе рак груди приобретет значительно более тяжелую стадию.

Нина Аксенина, пациентка:

У меня бы пошли
метастазы в легкие. Значит
, надо было выбирать или жить, или
умирать. Я выбрала жизнь. Вот и все. Живу и радуюсь каждому дню. Прожила день,
вижу солнышко, радуюсь, слышу птички поют — радуюсь.
Надо жить и бороться,
потому что другого выхода нет.

Ежегодно от рака молочной железы в мире умирает чуть ли не полмиллиона
женщин. Вырезать здоровую грудь, чтобы предотвратить образование
злокачественных опухолей — такая профилактика в настоящее время популярна разве
что в Америке и некоторых европейских государствах.

В Украине это пока не практикуют. Психологически наши соотечественники
к такому не готовы. Но диагностировать генетическую склонность к этой болезни у
нас можно. А дальше, говорят врачи, не обязательно вырезать грудь. Можно просто
регулярно делать маммографию и следить за здоровьем всего организма.

Валерий Чешук, онколог:

Усе це досить відносно зафіксувати захворювання на
ранніх стадіях. Воно може бути на перший погляд один сантиметр, при цьому
природа цього захворювання така, що вона може дати метастази й через п’ять
років зустрітися з метастичним проявом хвороби.

Шаг Анджелины Джоли немало специалистов оценивают не так
потребностью, как страхом. Мол, актриса уж слишком испугалась рака и смерти.
Потому что ей есть ради кого жить.

Нина Аксенина, пациентка:

Это мужественная
женщина. Решится на это не каждая женщина сможет. Это надо очень большую силу
воли иметь. Но если есть ради чего жить, у нее ведь шестеро детей, есть ради
чего жить.
Если б не было у нее семьи, не было
поддержки, может быть она этого и не сделала бы.

О том, что она бы на это не осмелилась без поддержки мужа,
актера Брэда Питта, рассказывает и сама Анджелина. Говорит, весь период лечения
он был постоянно с ней. Между операциями вынуждал улыбаться и веселиться.
Именно он ее убедил, что с собственной грудью или без нее, она будет всегда
оставаться женственной.