PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Днепропетровщине соцслужбы разлучили родных брата и сестру

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Она была ему за маму, кормила его и прятала от пьяных родителей. Но из ее Костика сделали Константино Джовани и отдали в Италию. На Днепропетровщине социальные службы разлучили родных брата и сестру. Девушка уже несколько лет ищет родственника. О настоящей сестринской любви — Галина Сергеева.
Она помнит здесь каждое деревце. Еще 7-летней Виту Дердель вместе с братиком забрали из родительского дома соцработники. Она не была дома 8 лет.
Вита Дердель:
З Костею, коли батьки нап’ються, приходилось тікать з дому, на руках з ним бігла по вулиці. 
Своему младшему брату Вита была за маму. Она спала с ним на тесном диванчике и добывала для него еду. Родители все время пьянствовали и били детей. А еще, вспоминают соседи, постоянно оставляли маленьких одних в доме.

Наталья Прихожа, жительница села Наталовка:
Они по трое суток были закрытые в доме сами. Неделями их дома не было! Она этого Костю, постоянно ходила просила по соседям, просила кусочек хлеба и молочка крошку, а он же ползал, он же не ходил. 
Дом закрыт, впрочем Вита находит ключ под крышей, вспоминает, что там его прятала мама. Внутри все, как было когда-то — потрепанные стены, залатанные одеяла и фотографии — на них улыбается маленький Костя. Как вдруг в дом заходит отец.   
Девушка бросается отцу на шею, но и тот даже не смотрит дочке в глаза и уходит прочь.   
До своего собственного ребенка мужчине нет дела. Он выпроваживает ее со двора и даже не спрашивает про Костю. Родителям безразлично, что его уже нет в Украине.
Вита Дердель:
Він був Дердель Костянтин Віталійович. А став — Форментіно Контстантіно Джовані. 
От родителей Виту направили в интернат, а Костю — в дом ребенка. Они несколько лет не виделись. Все это время девушка мечтала быть с братом. Как-то Костя приехал к ней с новыми итальянскими родителями.

Вита Дердель:
Я думала, що ось я підросту, вийду з інтернату, побачу його, але коли він сказав, що його забирають, то всі надії, що я побачу як він виріс – пропали. 
Тогда Костя подарил сестре свою фотокарточку, а его новые родители оставили адрес на кусочке бумаги. С тех пор ни одной вести о нем нет, а письма к нему не доходят. Вместе со своей приемной мамой Вита ищет на карте тот город и ту улицу.
Любовь Паник, приемная мама Виты Дердель:
Она очень переживала разлуку с братом. Иногда у нее были ну, такие истерики прямо. Я говорю – мы обязательно найдем его. 
За девочку вступились днепропетровские юристы. Они утверждают, что по закону разлучать родных братьев и сестер запрещено.
Юлия Сегеда, юрист:
В действиях усматривается халатность. 
Впрочем, в управлении социальной защиты убеждают — Костя болел ДЦП, и усыновить его в Украине никто не хотел. В Италию мальчика отдали законно по решению суда.   
Теперь и Костю, и его новых родителей оберегает итальянское законодательство. Узнать даже их телефон невозможно. Между тем, Вита ежедневно пишет стихотворения о братике. Надеется, что когда-то он их услышит.

Вита Дердель:
Нас разлучили давнею порою, не суждено быть вместе нам. 
Но жизнь идет, и может быть когда-то появится к тебе счастливый путь. 
Я побегу тогда к тебе навстречу, только и ты меня, братишка, не забудь…