PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

После инцидента с русскими пограничниками выжил только один украинец (обновлено)

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Семьи украинских мореплавателей в отчаянии. Третий день после трагической встречи рыбаков с русскими пограничниками, родным не говорят, кто погиб, а кого просто не нашли. Родственникам не позволили опознать тела. Сообщили только фамилию единственного уцелевшего.   
Александр Федорович — единственный из украинцев, кто выжил после тарана в Азовском море. «Вікна» узнали имя мужчины, которому удалось спастись после того, как русский пограничный катер потопил украинскую лодку.
Во время столкновения обломок баркаса пробил ему легкие. Его прооперировали в русском Ейске. Медики говорят, будет выздоравливать не меньше 2 недель.
«Його стан здоров’я оцінюється як середньої тяжкості і ми очікуємо, що найближчим часом лікарі дадуть дозвіл на його транспортування в Україну. Його життю нічого не загрожує», — сообщил Евгений Перебийнис, заместитель директора департамента информполитики МИД Украины.
Поисковая операция длится. Известно, что двое из членов экипажа украинского судна погибли. Судьба еще двух неизвестна. Их до сих пор ищут в море. Семьи этих мореплавателей доведены до отчаяния: уже третий день им не очень не сообщили.
«Кто в морге хоть узнать, чтоб мы готовились, что он живой, мертвый, может он там, может там. Ну почему не показывать людей, кто умер, что это за тайна?» — возмущается родственница мореплавателя Раиса Дурнева.
На следующий день после трагедии брат одного из мореплавателей, чтобы хоть что-то узнать, отправился в русский Ейск.

«В морг тоже не пустили, сказали без консула вам, ну как бы я не знаю закон их, ну хотя бы посмотреть, родители ж переживают, родственники, никто нам ничего не ответил, никто нам ничего не сказал», — все, что узнал родственник мореплавателя Роман Дороган.
Напомним, трагедия случилась несколько дней назад. Моторная лодка с украинцами пересекла границу поблизости Должанской косы. Ее заметил русский патрульный катер. Началась погоня. Русские пограничники протаранили лодку с украинцами.  
А вот русские СМИ рассказывают, что все было по-другому. Мол, украинцы браконьерствовали. Увидели русских пограничников и стали убегать. А затем, заявляет ФСБ, развернули лодку и пошли на таран.

«Пытаясь оторваться от российских силовиков, судно-нарушитель произвело опасный маневр, резко изменило курс в сторону преследователей, нарушив международные правила предупреждения столкновений судов в море. В результате чего лодка навалилась на борт пограничного катера и перевернулась», — доложила Наталья Стрединина, пограничное управление ФСБ РФ в Краснодарском крае.
Местные жители такие заявления называют абсурдными. Ведь украинская лодка была просто не в состоянии противостоять железной боевой машине русских пограничников.

«Там же громада тонн в пограничном катере этом, и взять обычную лодку сколько, она там весит килограмм 500? Это все равно, что взять детскую коляску и вот машину, как вы коляской возьмете на таран машину», — удивляется житель с. Безымянного Александр Корнеев.
Что в действительности случилось в Азовском море, выясняет совместная украинско-русская комиссия. Отечественные дипломаты передали россиянам соответствующую ноту. 
Россия выразила сожаление и со своей стороны пообещала расследование провести быстро и тщательным образом.
Следственный комитет Южного федерального округа Федерации по факту действия русских пограничников нарушил криминальное осуществление. То же сделала и украинская прокуратура Мариуполя.  
Во время досудебного расследования должны выяснить цель пересечения границы и другие детали трагедии.