PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Тернопольщине детей-сирот хотят отдать в новую семью, а не родственникам

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Они потеряли маму, а теперь могут остаться и без бабушки. Братика и сестренку из Тернопольщины, которые стали сиротами, забрали в реабилитационный центр. Должностные лица из органов опеки считают, что детям будет лучше в новой семье, потому что кровная не справится с воспитанием. Но родственники деток категорически против и готовы бороться за маленьких.

Как знать, какие теперь сны видит 6-летний Володя. Его личико грустное, но спокойное. Он знает: сестренка рядом, всегда поможет. А братик, как надо, за нее заступится, говорит Таня, хоть и на три года младший. Так они и держатся. Так будет и дальше, говорят чиновники из органов опеки, детей не разлучат. Только вот, где им жить, никак не решат.

Уже 3 месяца, как на Черкасчине, где семья проживала последний год, умерла их мама, а папа исчез. В конечном итоге, законных прав на детей он не имел и не собирался оформлять. Заявления на опекунство написали бабушка и ее дочки. Но никто из них полноценной семьи не имеет, чиновники говорят — вся эта семья проблемная, а еще малоимущая и неученая.

«Коли ми не впевнені — не можемо ми дати дітей, а потім забирати. Ну, то не іграшка! То і що, що Марія Степанівна хоче! Ну, що таке хочу? А чи я зможу щось дати тим дітям! Ну ж не було створено тих умов для її власних дітей!» — ответила Мария Озерянская, руководительница службы по делам детей Козовской райгосадминистрации.

6-ро жили в старой 2-комнатной хате без удобств, дети, мол, недоедали, учились как попало. Но людьми стали, говорит, средняя Надя, все работают. А пришла беда, так вместе с соседями помогли родителям отремонтировать для сирот комнату.

«Ну, от ліжко є, крісло розкладне, диван. Візьмемо малі столики та й будуть вчилися. А нам — Нє і всьо! Категорично нє!» — показывает бабушка детей Мария Пудлик.

«Нас залишилося ще 4 сестри. Кожна з нас би допомагала мамі!» — добавляет тетя детей Надежда Пудлик.

Но невзирая на все старания, бабушке детей не отдают — нецелесообразно. Так единогласно постановили члены комиссии по правам ребенка. И уже нашли для малых новую семью. Это люди бездетные, порядочные и обеспеченные, намереваются усыновить сирот. Но видеться с родными обещают не запрещать.

Но дело не в комфорте, говорят психологи. Даже отсюда, где тепло и сытно, их воспитанники аж рвутся к родителям-пьяницам или непутевым мамам, потому что родная кровь — непостижимая сила.

«Можливо, спочатку ми і зможемо їх провідувати. Потім — так чи інакше це їм не сподобається, коли діти почнуть плакати за нами чи скучати», — говорит тетя детей Любовь Пудлик. 

Дети просятся могилу посетить, говорит самая молодая тетя 20-летняя Люба. Но из Тернопольщины их не выпускают. Родным остается по очереди наведываться и успокаивать малых, что новой семьи не будет.

Еще не известно окончательно, к какому решению придут взрослые, в чьих руках судьба этих детей. Пока есть немало открытых вопросов. Правильно ли отдалять их от семьи по крови, пусть бедной и необразованной, но которая их любит? Будет ли лучше им в семье чужих людей, но в то же время где есть и мама, и папа? И главное — удастся ли взрослым выяснить, что творится в маленьких головках, чего они хотят и чего боятся? На эти вопросы нужно ответить не только головой, но и сердцем.